Легендарный Рауф Талышинский

Как сообщает корреспондент TolishMedia, основателя первой независимой русскоязычной газеты в Азербайджане — «Зеркало» знают многие: Рауф Талышинской и после смерти является примером для многих журналистов и деятелей СМИ.

Р. Талышинский проработал в журналистике около сорока лет. В 1990 году, в последние годы Советского Союза, во время комендантского часа и беспорядков в Баку, он создал газету «Зеркало», которая упорно придерживалась независимого курса. Газета расходилась десятками тысяч экземпляров, что считается огромным числом для Баку. Сейчас мало кто в Баку помнит, что знаменитый публицистический журнал «Монитор» тоже сначала издавался как приложение к «Зеркалу». Потом «Монитор» отделился от «Зеркала», и его возглавил Эльмар Гусейнов, известный азербайджанский журналист, выступавший в своих статьях с критикой властей и убитый в 2005 году (преступник до сих пор не найден).

Уже в 2001 году Р. Талышинский покинул «Зеркало», учредил и возглавил газету «Эхо». После его смерти в последнем номере газеты, которая закрылась после его кончины, друзья, коллеги и известные деятели поделились своими воспоминаниями об этом человеке. В частности, они писали:

Главный редактор газеты «Биржа» Рафик Аббасов: «До сих пор не могу смириться с тем, что нет такого человека, как Рауф Талышинский. Это огромная потеря для каждого из нас, и для журналистики в целом. Он был просто Богом в своей сфере. Я знаю его с 1986 года, нас связывала очень близкая дружба. Он был не только прекрасный журналист, он был хорошим человеком. Он многим помогал в этой жизни, и мне в том числе. За столько лет дружбы мы никогда не ругались, мелкие разногласия просто превращались в деловые дискуссии.

Его уважал даже сам Гейдар Алиев. Они даже были лично знакомы. Говоря об этом человеке, у меня сразу в памяти вырисовывается случай, когда мы выпускали первый англоязычный номер газеты «Зеркало». Это было необходимо в преддверии крупной конференции или форума. Работа над номером длилась чуть ли не до 5:00 утра. Но мы это сделали и, конечно, всем процессом руководил именно Рауф Талышинский. Если в Азербайджане и есть хорошие русскоязычные журналисты, то они так или иначе связаны с Рауфом Талышинским. Его уважали все без исключения. Нам еще долго будет сложно поверить в то, что его не стало».

Главный редактор газеты «Зеркало» Эльчин Шихлы: «С Рауфом Талышинским меня связывает очень многое. Мы с ним работали вместе, как минимум лет 15, и до «Зеркала». Года 1,5-2 проработали, как он сам любил говорить, в таком замечательном издании, как «Коммунист Азербайджана». Параллельно работая там, мы начали выпускать газету «Коммерческий вестник», как на русском, так и азербайджанском. Если сказать честно, работать в журнале «Коммунист Азербайджана» было сложно на тот период, да и скучно. И в один момент мы с разницей в неделю решили покинуть это издание. Это был июль 1990 года.

В то время можно было в киосках Союза печати покупать различные зарубежные печатные издания, вплоть до New York Times. Рауфу пришла идея, что нужно сделать дайджест. Мы закупали зарубежные издания и переводили на русский язык. 15 августа 1990 года мы запустили нулевой номер газеты «Зеркало» и «Айна», который полностью состоял из дайджеста. Тогда людям было очень интересно читать, о чем пишет зарубежная пресса. Мы выпустили 8 полос формата А3. Нас изначально было 4 человека, потом подтянулись другие. Представьте себе, мы верстали, а тогда не было компьютеров, 12 часов. Газета здорово продавалась.

Мы, кстати, в декабре 1990 года впервые выпустили газету на английском языке в преддверии крупного международного мероприятия. Было сложно, но мы хорошо смогли и заработать на этом. Еженедельный тираж издания составлял 150 тысяч. Рауф был просто генератором идей. После «Зеркала» мы создали еще ряд печатных органов. Это издания «Биржа», «Уикэнд+», «Алвер», «Тренд», «Монитор». Информационное агентство «Тренд», которое сейчас существует, создавалось нами, правда, тогда это был журнал. Первая компьютерная верстка тоже появилась именно в «Зеркало».

Тогда мы очень дружили, причем семейно. Наши дети росли вместе, они ходили вместе заниматься каратэ. Был момент, когда мы семейно гуляли, потом я отвез Рауфа с супругой домой. Не успели мы приехать, как его жена позвонила и сказала, что ему стало плохо сердцем. Я, конечно, сразу приехал. Воспоминаний очень много, которые, так или иначе, связаны с Рауфом. У нас дачи даже были куплены по соседству, чтобы жить рядом. Я помню, что в свободное время он всегда любил читать. Все равно что, он просто читал.

Если бы не Рауф, то я бы так не пришел в журналистику, точно не через «Зеркало». Каждую неделю Рауф придумывал что-то новое, мы даже не успевали за его идеями. Но при этом он был пессимистом. У него даже была фраза, что пессимист – это хорошо информированный оптимист. И он, правда, был таким по жизни. Если я мог увидеть еще свет в конце тоннеля, то он сразу говорил, что ничего не получится. Конечно, жаль, что он так безвременно ушел от нас…».

Депутат Милли меджлиса Азербайджана Расим Мусабеков: «Я знал Рауфа Талышинского давно, почти 30 лет. В конце 1989 года я вернулся из Москвы в Азербайджан, он был тогда сотрудником журнала «Коммунист». Справедливости ради, я тогда вернулся с «перестроечным» настроением, написал статью, где отметил, что Коммунистическая партия Азербайджана должна сменить название, объявить о своей самостоятельности, и как ни удивительно, в этом журнале, который был органом ЦК, Рауф Талышинский смог опубликовать эту статью. С этого момента и завязались наши отношения. Я благодаря ему в общей сложности опубликовал более 100 различных материалов, как в газете «Зеркало», так и «Эхо». У нас не было близких отношений с ним, но я его очень ценил как профессионального журналиста, и он меня аналогично воспринимал как профессионального политического аналитика. Я очень сожалею, что он безвременно нас покинул. Этот человек еще многое мог бы сделать – как для азербайджанской журналистики, так и как интеллигентного общества в целом».

Депутат Милли меджлиса Азербайджана Асим Моллазаде: «Безвременный уход такого человека, как Рауф Талышинский – это большая потеря не только для его близких и родных, но и для всей страны. Я знал его очень давно, знаю его семью, мы очень дружили. Азербайджан потерял блестящего журналиста, большого профессионала и прекрасного человека. Вспоминая о Рауфе Талышинском, в голове возникает множество воспоминаний, но самое тяжелое, это говорить о его уходе. Пусть покоится с миром».

Заместитель директора экспертного совета Baku Network Гюльнара Мамедзаде: «Рауф Талышинский – человек-символ. Символ профессиональной журналистики, символ азербайджанской интеллигенции, символ высокой человеческой культуры и достоинства. Почему-то все это в прошедшем времени… Мы все сожалеем о его внезапном уходе. Тем, кто его по-настоящему знал и любил, очень больно. Но, может быть, он ушел так же, как и его Время. Потому что таких, как Он, больше нет. Нет его мира, в котором Он был лучшим среди лучших. А быть среди худших Он не мог и не хотел. Он вырастил целую плеяду ярких журналистов, которые до сих пор не потерялись среди серости, и, как могут, доказывают, что они ученики Рауфа Талышинского…

Помню, как впервые пришла в газету «Зеркало». Этот кадр остался в памяти навсегда: молодые, красивые, талантливые журналисты: Наир и Самир Алиевы, Намик и Джамиля Ибрагимовы, Кямал Али, Айнур Гаджиева, Нигяр Меджидова, Шаин Аббасов, Костя Мзареулов, Самир Султаноглу и многие другие… Прошу простить, кого не назвала. И Рауф. … Он в центре, он главный человек, его все слушают, внимая каждому слову и дорожа Его вниманием…

Талышинский был интересен всегда, умел дать нужный совет, но никогда не навязывал своего мнения. Те впечатления больше не повторились нигде и никогда, и нет больше таких редакций… Случайно встретилась с ним за три дня до его ухода. Показывал фото дочери, гордился ее успехами. Как будто все было хорошо, но откуда-то грусть в глазах, недосказанность… Или предчувствие? Рауф был нашим Другом. Умным, проницательным, настоящим. Никогда не забуду. Светлая память…».

Напомним, что Р. Талышинский скончался 8 мая 2018 года в Баку, из за болезни сердца. Вечная ему память легендарному.

Comments